ПУГОВИЦА.

Янв - 17 2017

24468_900

Была себе пуговица. Именно себе «была», так как была очень хвастливая и очень себе нравилась. И у нее был повод себе нравиться: она была очень красивая, блестящая, редкая, дорогая и нужная. Она предназначалась для мундира генерала. Лежала пуговица в коробке с остальными пуговицами – перламутровыми, пластмассовыми и костяными. Она часто рассказывала им о своей важности и значимости, а пуговицы любили ее слушать и верили ей, ведь это было правдой.

Пуговицы из коробки постепенно расходились на брюки, рубашки и пиджаки, а пуговица от генеральского мундира вскоре осталась в одиночестве. И тут дело было не только в том, что мундир генерала совсем не рядовая штука и пуговицы на нем не так часто теряются. Дело было еще в том, что коробка с пуговицами хранилась у мудрого Портного. Он часто подслушивал разговоры пуговиц и хвастовство блестящей пуговицы. Портной подумал, что её, прежде чем употребить в дело, необходимо научить скромности, ибо ничто так не украшает, как скромность. И решил, что пуговица должна побыть в одиночестве, поскольку одиночество многому учит.

Пуговица лежала и думала о той ситуации, в которой оказалась. Она рассуждала так: почему я оказалась в подобной ситуации? Неужто я не нужная совсем никому, может я не такая ценная, как думала? А вдруг я одна такая и вообще нет одежды с такими пуговицами, как я? Как же теперь быть, ведь я столько рассказывала о своей необходимости, а теперь лежу совсем одна в полном забытьи?

И пуговица стала вспоминать всех тех, с кем она раньше виделась, всех, кого хранили вместе с ней в коробке. Там раньше были и ножницы – старенькие, с облезшей краской, но острые. Портной часто ими пользовался. Ножницы чаще молчали, но иногда остро шутили над пуговицами, впрочем не обидно. В коробке когда-то хранилась тоненькая, маленькая, тихая иголка. Все знали, что она видела очень много, так как при починке одежды Портной всегда пользовался только ею. Но иголка редко рассказывала о мире вне коробки, она как будто стеснялась того, что столь часто бывала востребованной Портным. И так, перебирая в памяти всех своих знакомых, пуговица, наверное, впервые подумала о ком-то, кроме себя. Странное чувство овладело ею: ей стало и жарко, и холодно одновременно. Это был стыд. Пуговице стало ужасно неловко от того, что была столь глупой. Она вспомнила все свое бахвальство перед другими и все свои пламенные речи о собственной важности. Но ей стыдно было не столько от своих слов, сколько от того, как ее слушали другие, как они со вниманием относились к ее болтовне и верили, что она самый ценный предмет в коробке. Она вспоминала, как любила становиться в центр, а все остальные размещались вокруг нее и слушали. Если бы она не была пуговицей, то покраснела бы. Впервые пуговица заплакала не от одиночества и нетерпения, а от стыда.

Портной, зорко наблюдавший за переменами в характере пуговицы, улыбнулся и тихонько сказал: «Готова».

Горовенко Александр.

2 комментария

  1. елена:

    точно про меня написано . Все Ваши статьи как ответы на мои вопросы . Спасибо .Буду работать над собой .

  2. Ольга:

    Супер! Возьму обязательно в материалы к уроку детям на воскресную школу 🙂

Написать отклик